Мантра о мониторинге

31 октября 2013

Мантра о мониторинге

Словно нарочно, накануне очередного Совета по межнациональным отношениям при президенте РФ случились два инцидента, показавшие, что в сфере межэтнических и межконфессиональных отношений ситуация в нашей стране, увы, далека от идеала. Сначала погром в Бирюлеве, потом взрыв смертницы в Волгограде. Прозвучали ли в Уфе новые рецепты выхода из нынешнего непростого положения?

Центры множатся

Идея о том, что необходимо межэтнические отношения отслеживать комплексно и, как минимум, в каждом федеральном округе, появилась еще десять месяцев назад в Стратегии государственной национальной политики. Однако накануне и во время совещания в Уфе идея мониторинга подверглась самым замысловатым интерпретациям, да так, что уже стало совершенно непонятно, кто же, в конце концов, всем этим будет заниматься.

Перед советом в столице Башкортостана Общероссийский народный фронт заявил, что планирует открыть мониторинговый центр по межнациональным отношениям во главе с депутатом Госдумы Михаилом СтаршиновымАссамблея народов России обнародовала на конгрессе в Махачкале свое решение организовать общественный центр этнополитического мониторинга. К тому же не так давно заработали государственные центры мониторинга межнациональных отношений и мер предупреждения возможных конфликтов на юге России и в Приволжском федеральном округе.

Свое видение представил руководитель ведомства, отвечающего за реализацию федеральной целевой программы "Укрепление единства российской нации и этнокультурное развитие народов России". Глава Минрегиона России Игорь Слюняев рассказал о планах вести мониторинг в том числе с помощью call-центров на базе служб спасения. А порядок реагирования на тревожные сообщения, по словам министра, определит специальный регламент взаимодействия должностных лиц.

Специалисты vs активисты

Однако у других членов президентского совета оказались свои взгляды на систему предупреждения межэтнических проблем, и они наперебой пытались донести их до первого лица. Глава Федеральной национально-культурной автономии российских немцев Генрих Мартенс в пух и прах раскритиковал нынешнее положение дел:

– У меня сложилось впечатление, что единой системы мониторинга в стране не существует. Если не создать единую вертикально интегрированную систему мониторинга, мы обречены бесконечно тушить пожары, а не предотвращать их.

По его мнению, осуществлять такой единый мониторинг должна государственная структура, работающая при поддержке ученых и экспертов. И все вроде бы ничего, но когда такого рода выводы звучат из уст – нет, не социолога, не конфликтолога и даже не политолога, словом, не специалиста в какой бы то ни было области, а успешного национального активиста, – то вес такого рода заявления в глазах общественности, увы, резко уменьшается. Все ведь сразу понимают, что задавать дальше конкретные вопросы об устройстве этой самой "вертикально интегрированной системы" бесполезно. Неслучайно Александр Торшин – зампредседателя Совета Федерации – осторожно отметил, что надо бы тщательно прописать систему мониторинга. Но следом и он удивил всех предложением создать федеральный экспертный центр при Совете по межнациональным отношениям – на общественных началах!

Кто ответит?

Насколько велик может быть спрос с общественников? Пример президентского Совета по межнациональным отношениям в этом смысле весьма показателен. Его членов условно можно разделить на две части. Первые – представители власти, т.е. профессиональные политики и чиновники, с которыми все более-менее понятно. А вот вторые – лидеры общественных и некоммерческих организаций – это вроде бы тоже теперь политики, – но на общественных началах. С июня 2012 года все они исправно встречаются с Владимиром Путиным раз в 6 месяцев. Причем политики-общественники с тех пор стали явно чаще появляться на экранах телевизоров, т.е. пытаются увеличить свой публичный вес. И это правильно. Однако почти никого из них почему-то не было особо слышно и видно ни в разгар бирюлевских событий, ни даже в более безопасной ситуации, когда иные эксперты активно попытались навязать обществу идею никчемности всех последних государственных решений в сфере межнациональных отношений. А вот здесь возникают к новоиспеченным политикам вопросы.

Впрочем, не стоит причину искать в личных качествах этих людей. Просто все они – действительно общественники, и у каждого свои заботы. У одних это весьма успешный бизнес. У других серьезная научная работа. У третьих – бесконечная погоня за грантами, чтобы обеспечить существование своим общественным организациям. Вправе ли мы требовать от них забвения своих личных интересов? Можем ли мы и дальше доверять анализ столь запущенной за последние 20 лет сферы нашей жизни, как межэтнические отношения, непрофессионалам или людям на общественных началах? Ответ, думаю, очевиден.

Идеи в дефиците

Прямые трансляции тем и хороши, что позволяют видеть не только, что и как говорят выступающие, но и отследить невербальную реакцию присутствующих. Внимание президента явно было приковано прежде всего к выступлениям профессионалов. Возможно потому, что были они более кратки и конкретны, нежели их коллеги по совету – общественники. Например, директор Института этнологии и антропологии РАН академик Валерий Тишков весьма жестко указал на неготовность власти воспринимать неприятные результаты исследований и усомнился, что новую структуру мониторинга так уж необходимо делать исключительно государственной.

Почти два часа неформального разговора с независимыми экспертами вроде бы должны были стать фейерверком идей. Тех самых, что способны всколыхнуть думающих людей от Чукотки до Калининграда, породить вихрь общественной дискуссии о том, как нам всем вместе навалиться и гармонизировать несколько разладившиеся межэтнические отношения в стране. Но за редким исключением на совете в Уфе все присутствовавшие, словно мантру, на разные лады повторяли мысль самого президента о системе мониторинга. Если и были у членов совета другие прорывные идеи, то они их на сей раз весьма успешно скрыли. И неудивительно, что буквально через несколько дней из публичного поля исчезла и тема совета, и вообще межнациональных отношений. К сожалению, до следующей проблемной ситуации.

То, что президент Путин в последнее время все чаще выступает как генератор идей в совершенно разных областях жизнеустройства страны, – это замечательно. Но можно ли назвать экспертное сообщество интеллектуально боеспособным и выполняющим свои задачи, если самые здравые идеи постоянно звучат из уст одного человека? Не маловато ли это для такой большой страны, как наша? Создание разного рода советов и фронтов, участие в дискуссионных форумах – все это показатель огромного желания первого лица найти людей, сопричастных, готовых разделить ответственность за происходящее в стране. Наблюдения за советом в Уфе оставили субъективное ощущение, что желание это в сфере межэтнических отношений остается пока неудовлетворенным.

Материалы по теме

Наверх

Поделится

Facebook Twitter Google Pinterest Text Email