Жизнь в танце

22 марта 2013

Жизнь в танце

18 марта исполнилось бы 70 лет основателю корякской хореографии Александру Гилю. Переоценить вклад этого человека в популяризацию культуры аборигенов Камчатки сложно. Украинец Гиль сумел не только понять и принять традиционную культуру коряков, камчадалов, ительменов, алеутов и других народов полуострова, но и сделал её интересной для жителей без преувеличения всей планеты!

С запада Украины на север Камчатки!

Родился Александр Васильевич Гиль в селе Краснокутске Харьковской области в военном 1943 году. После окончания ГИТИСа работал артистом балета Полтавского драмтеатра, концертно-эстрадного бюро Целинограда, был солистом народного ансамбля песни и пляски "Целинник". А осенью 1965 года 22­‑летний танцор согласился занять пост художественного руководителя народного ансамбля песни и танца Корякского Дома народного творчества в далёком посёлке Палана на севере Камчатки.

Уроженец юга практически с первого взгляда влюбился в суровый северный край и его обитателей. Его заворожили грация и пластика коряков, ритмы национальной музыки, ни на что не похожие песни и сказания. Молодого хореографа не смутило даже то, что ансамбль состоял тогда всего из нескольких танцоров-любителей.

Гиль окунулся в работу с энтузиазмом романтика-первопроходца. Артистов собирал со всего полуострова: в поисках талантливых девушек и юношей ездил по отдалённым стойбищам оленеводов и посёлкам морских зверобоев. В результате всего через два года перед публикой предстал совершенно новый ансамбль. На мелочи постановщик, которому тогда даже не исполнилось двадцати пяти лет, размениваться не стал: сразу взялся за балет!

Позднее "Мэнго" признали первым корякским балетом, а ансамбль получил имя в честь именно этой постановки. Ещё через два года свет увидел "Эмэм Кутх". А в 1974 году в танце воплотилась чукотская легенда "Рультэнны".

Люди не летают?

Владимир Высоцкий когда-то сказал, что в роли лошади не скакал, что не помешало ему сочинить "Кони привередливые". Александр Гиль практически заставил своих артистов ощутить себя чайками. Говорят, хореограф часами просиживал на берегу Охотского моря, наблюдая за этими птицами, подмечая малейшее движение. И по сей день танцевальный номер "Чайки" в исполнении ансамбля "Мэнго" оказывает на зрителя почти гипнотическое воздействие: кажется, что вот-вот со сцены, где парят люди-чайки, в зал хлынет могучая морская волна, сметая всё на своём пути…

В своих постановках мастер сочетал, казалось бы, несочетаемые вещи: элементы традиционных танцев северян, шаманские камлания, пластику животных и птиц, современную хореографию. Результат этих экспериментов превзошёл все ожидания: практически с первого выступления об ансамбле с восторгом заговорили не только в СССР, но и за рубежом. Но даже на пике популярности молодой руководитель находил время для дружеской поддержки своих артистов.

– Он относился к нам, как к детям. Я ведь из Якутии, дом – далеко, он хорошо понимал, что я одна, скучаю, и поддерживал, – вспоминает Светлана Беляева, руководитель детского ансамбля "Ейгунычвын" ("Школьные годы").

Гиль понимал: именно в ансамбле, а не в семье, проходит большая часть жизни артистов. А значит, атмосфера в "Мэнго" должна быть по-настоящему семейной. В посёлке для артистов построили роскошный по тем временам многоквартирный дом, откуда по тёплому крытому переходу можно было сразу попасть в репетиционный зал. В условиях, когда 40-градусная зима с метелями длится более шести месяцев, такую заботу сложно переоценить.

Человек мира

Сегодня трудно представить человека, воспитанного в одной культуре, но настолько открытого и щедрого душой, чтобы возвести на пьедестал всеобщего восхищения культуру совершенно другого народа. Именно это смог сделать украинец Гиль в отношении аборигенов Камчатки.

– Во время зарубежных выступлений между выходами на сцену всегда нам говорил: "Не теряйте времени! Посмотрите, как местные танцуют, как поют. Попробуйте вникнуть в эту культуру", – вспоминает вдова Гиля, участница ансамбля "Мэнго", заслуженная артистка РСФСР Екатерина Гиль (Уркачан). – В завершение гастролей мы всегда устраивали прощальный вечер, где исполняли танцы и песни той страны, в которой находились. В "Мэнго" вообще всё время пели: мы ведь много времени проводили в дороге. Родные Александру украинские песни до сих пор поем с удовольствием, когда собираемся вместе.

Жизнь после жизни

Жизнь 45-летнего хореографа трагически оборвалась в 1988 году во время отпуска на Украине. С тех пор его жизнь продолжается в учениках. Александр Васильевич Гиль успел воспитать целую плеяду замечательных артистов. "Птенцы" "Мэнго" – Иосиф Жуков, Николай Лазарев, Татьяна Романова – заслуженными артистами РСФСР стали ещё при жизни маэстро. Большинство руководителей национальных коллективов Камчатки – воспитанники Гиля. Создатели национальных ансамблей "Эльвель", "Факел", "Энэр", "Нулгур", "Ангт", "Ейгунычвын" единодушно уверяют: без Александра Гиля корякского и ительменского танца в современном виде не существовало бы.

Ансамбль "Мэнго" после смерти основателя пережил непростые времена, но не утонул в мутных водах политических перемен и экономических потрясений. Сейчас коллективом руководит Марк Ньюман, который, заняв место худрука, не стал рубить с плеча. Напротив, восстановил целый ряд номеров такими, какими ставил их 30 лет назад Александр Гиль. Теперь "Мэнго" по-прежнему желанный гость на сценах российских и зарубежных концертных залов.

В эти дни по всей Камчатке от столицы края до самых отдалённых посёлков, куда добраться можно только малой авиацией, проходят юбилейные концерты, детские фестивали, конкурсы и выставки, посвящённые юбилею Гиля. И там практически во всех постановках задействованы ветераны "Мэнго", те, кто когда-то поверил молодому украинцу, что сказка может стать былью, а человек умеет летать, как чайка!

Материалы по теме

Наверх

Поделится

Facebook Twitter Google Pinterest Text Email