Папка на столе

12 декабря 2012

Папка на столе

Проект Стратегии национальной политики с начала месяца лежит на столе у президента Путина. Проект лежит, чиновники нервничают, и когда всё это закончится - пока неясно. О причинах медлительности главы государства можно только догадываться: то ли здоровье не позволяет, то ли руки не доходят. Можно выдвинуть и более содержательную, хотя и не проверяемую гипотезу:  проект должен был подписан 1 декабря, а за три  дня до этого Замоскворецкий суд Москвы приговорил спортсмена из Дагестана Расула Мирзаева к двум годам за причинение смерти по неосторожности москвичу Ивану Агафонову, но  был не посажен в тюрьму, а отправлен на малую родину.  И этот факт помешал подписанию документа.

Так сложилось, что дело Мирзаева стало одним из тех уголовных дел, вокруг которых концентрируется  межнациональный политический дискурс. Ощущение победы у одной стороны конфликта (не просто семьи Мирзаева, а по сути всего Дагестана) и поражения и несправедливости у другой (не только семьи Агафоновых, и даже не только у русских националистов, но у значительной части русских) спровоцировало очередной виток межнациональной напряженности. К счастью, ничего серьезного в итоге не произошло, Манежки-2 не случилось,  но уверенности в том, что её не случится, у властей предержащих тоже не было. На этом фоне принятие той самой Стратегии национальной политики, которая все еще лежит на столе у президента, вряд ли смотрелось бы выигрышно.

А ведь по сути, документ этот и должен бы  ответить на вопрос: как избежать очередного превращения уголовного дела в политически знаковое. Вернее, как избежать дополнительной, национальной составляющей в  конфликте двух молодых людей около ночного клуба. Так и не ясно, повлияло ли как-то наличие этой составляющей на судьбу покойного ныне 19-летнего Ивана, а вот на  судьбу 24-летнего Расула повлияло точно.

Однако ответа на этот важный вопрос новый документ не дает. Взаимное неприятие, которое де-факто все чаще проявляется между представителями разных народов в России, не признается. А раз не признается, то и причины не раскрываются. Предлагаются различные механизмы гармонизации межнациональных отношений: появление уполномоченных, отвечающих в регионах за межнациональные отношения, пропаганда, ужесточение ответственности региональных  чиновников за конфликты,  программа адаптации мигрантов.  Однако в документе не предусмотрено главного – механизма волеизъявления представителей русского народа, которые считают себя нынешней национальной политикой ущемленными.

Лично я не разделяю мнение русских националистов о политическом бесправии русских.  Их положение мало чем отличается от положения всех остальных народов страны, если уж говорить о народах, а не коррумпированных элитах. Однако традиция в перерывах между Манежками не замечать наличие их голоса в современном политическом дискурсе все еще существует.

Всплеск интереса к пресловутому "русскому вопросу" случился у верховной власти  в предвыборный период. Напомню, в декабре 2011 года Путин в ходе "прямой  линии" фактически оправдал реакцию "русского мужика" на ущемление его прав,  а в  предвыборной статье написал недвусмысленно: "Русский народ является государствообразующим". Эта статья и документ, который сегодня лежит на столе у Путина, кажется, написаны представителями разных, более того,  идеологически противоположных партий.

Подобная метаморфоза объясняется ни чем иным,  как… социологией.  Зимой 2011-2012 годов, когда в России начались акции протеста, одним из страхов правящих элит, по всей видимости, было сращивание политического протеста с Манежным.  Именно эти страхи стали причиной заигрывания с "русским вопросом" в устных и письменных текстах тогдашнего кандидата в президенты. Но как показали соцопросы, процент националистов среди тех, кто собирался на Сахарова и Болотной не превышал 15 процентов, а основная масса придерживалась скорее либеральных взглядов. На этом фоне "русский вопрос" в риторике власти отпал сам собой и в тексты вернулись привычные "россияне" и "гражданская нация", более близкие либералам.

Любопытно, что абсолютно схожее поведение демонстрирует и политический антипод Путина – Алексей Навальный. Помнится, в ноябре 2011 года он еще бодро заигрывал с национализмом, продвигая кампанию "Хватит кормить Кавказ" и даже выходил с этим лозунгом на "Русский марш". Однако уже после первых массовых общегражданских митингов лидер оппозиции снизил градус националистической риторики. Возможно, по тем же причинам, что и Владимир Путин. 

Русским националистам, не сумевшим мобилизовать своих сторонников на общегражданский протест, теперь остается кусать локти: их лозунги и идеи не были услышаны ни в Кремле, ни на Болотной. Не случайно 4 ноября 2012 Алексей Навальный сказался больным гриппом, а Владимир Путин в это же время просто отменил традиционный декабрьский разговор с народом в прямом эфире, не объяснив толком причины.

Посмотрим, что будет дальше. Кремлевский проект Стретегии национальной политики хоть и несовершеный, но уже есть. А вот оппозиция пока не предложила свое видения решения межнациональных проблем в России. 

Материалы по теме

Наверх

Поделится

Facebook Twitter Google Pinterest Text Email