Мемориальные страсти

7 ноября 2019

Мемориальные страсти

В Сахалинской области уже второй год пылает конфликт между главой общественной организации "Сахалинские корейцы" и бизнесменом из Южной Кореи. Последний воздвиг мемориал в память соотечественников. Общественники считают, что поминальные таблички в мемориале нарушают традиции, бизнесмен называет мемориал – музеем, а таблички – стилизацией. В этой истории традиция столкнулась с современностью, ритуал с его имитацией, а бизнесмен с политиком. И, кажется, проиграли все.

Эхо войны

Сахалинские корейцы - отдельная группа корейцев-россиян. На острове они появились не по своей воле во времена, когда Корея была японской колонией (1910-1945). Южная часть Сахалина тогда тоже принадлежала Японии. Здесь не хватало рабочей силы, и японцы начали ввозить молодых корейцев с полуострова. В основном депортированные корейцы работали на угольных шахтах, строили дороги и инфраструктуру.

Большинство корейцев были насильно перевезены на остров с 1939 по 1945г. После проигрыша в войне, японцы с Сахалина ретировались, а почти 40 тысяч корейцев бросили на произвол судьбы. Однако советская администрация отнеслась к диаспоре лояльно, со временем все они получили гражданство СССР, но без возможности уехать на историческую родину - из-за существовавшего тогда политического противостояния с США, жестко контролирующих Южную Корею. Лишь после развала СССР, уже в 2000-ых часть корейцев, привезенных на Сахалин в качестве рабсилы полвека назад, смогли вернуться в Корею. Однако было и много тех, кто просто не дожил: были убиты японцами или погибли от непосильного труда в шахтах.

Те кто остались, быстро обрусели. И тем не менее, сахалинские корейцы чувствуют себя отдельной группой и отличают себя от остальных российских корейцев, которые добровольно приняли русское подданство более 150 лет назад и перебрались в Россию.

Духи и души

С 2000-ых южные корейцы начали налаживать связи с соплеменниками на Сахалине, вкладывать деньги в хозяйство острова. Один из приезжих из Южной Кореи бизнесмен Хюн Док Су арендовал часть земли в Анивском районе острова, предназначенной для сельскохозяйственной деятельности. И, в качестве жеста доброй воли, решил создать на этой территории мемориал и парк. По первоначальной задумке, этот мемориал должен был быть посвящен корейцам, у которых среди живущих не осталось родственников, кто мог бы их поминать – что крайне важно в национальной традиции.

Летом 2018 года мемориал открыли. Это небольшая одноэтажная постройка, внутри на полках рядами стоят 7231 таблички, на каждой из которых написаны имена представителей первого поколения сахалинских корейцев. Таблички сделали в Корее. Имена усопших корейцев собирала по кладбищам и документам специальная структура - Южнокорейский комитет по оценке ущерба, вызванного принудительной мобилизацией Японии. Часть собранного комитетом списка и стала основой для мемориала.

А таблички стали причиной для раздора. Одни сахалинские корейцы посчитали, что установленные таблички есть аналог Ви Пэ – поминальной дощечки, являющейся частью церемонии поминовения, мертвых и обозначающей часть души усопшего. 

"На такой табличке указывается имя, фамилия человека, иероглиф смерти, даты смерти и рождения. Когда человек умирает, табличку несут впереди гроба. Год она хранится дома. Потом, после поминовения, кто-то ее сжигает, кто-то оставляет и хранит. Эта дощечка, как могила духа", - утверждает Оксана Пак, глава Региональной общественной организации "Сахалинские корейцы" (РОО СК).

По ее словам, когда собирались создавать мемориал, туда планировали включить лишь умерших до 1945 года бездетных молодых корейцев, которых некому поминать. Но, в итоге, в мемориале оказались таблички с именами русских жен корейцев и даже таблички людей, рожденных после 1945 года.

"Там таблички 12 членов моей семьи. Мама, папа, двоюродная сестра и другие родственники. Но предприниматель Хюн Док Су не брал у нас разрешения на размещение табличек, тем самым нарушив традиционные обычаи поминовения. Бизнесмен даже пригласил на открытие шамана, и он призвал духов приходить в мемориал. Как теперь они будут приходить в наши дома, когда мы будем поминать усопших?" – сетует Оксана Пак.

Контрдоводы

Как так получилось? Выяснить этот вопрос у бизнесмена Хюн Док Су не удалось. Он разговаривает только по-корейски, отвечать на письменные вопросы "НацАкцента" тоже не стал. Зато предложил получить ответы на вопросы через главу южно-сахалинской ячейки общественной организации "Сахалинские корейцы" Анатолия Лима. Последний поддерживает мемориал и не видит в нем ничего крамольного. Тем не менее, ошибку с попаданием в список табличек имен корейцев второго поколения, выросшего на острове и русских женщин, Анатолий Лим признал. По его словам, Хюн Док Су не стал разбираться в 7231 именах, которые ему предоставили южнокорейские организации – это было слишком сложно.

"Хюн Док Су пошел на компромисс и изменил название мемориального комплекса, теперь он посвящен не "безымянным корейцам", а "Памяти сахалинских корейцев". Его освятил буддийский священнослужитель, никакой не шаман, - убеждает Анатолий Лим. - А таблички внутри – это не Ви Пэ, это именно стилизация под Ви Пэ, не являющаяся поминальной. У поминальной таблички ведь даже нет какой-то стандартной формы. Да и сам мемориал - это больше музей, здесь же не проводят ритуалов, здесь выставлены атрибутика и предметы быта времен первого поколения сахалинских корейцев".

Убрать нельзя оставить

Прийти к согласию сторонам не удавалось. По словам Анатолия Лима, никто так и не обратился к предпринимателю, чтобы убрать определенную табличку с именем родственника, доказав перед этим факт родства. Лим считает возмущение Оксаны Пак искусственным, полагая, что таким образом она сводит личные счеты с южнокорейским предпринимателем. 

Что думают об этом другие сахалинские корейцы? Оксана Пак утверждает, что многие не знают о том, что имена их предков написаны на табличках в мемориале, поэтому отдельные голоса сахалинских корейцев еще не слились в хор протеста. Господин Лим утверждает, что большинство сахалинских корейцев хорошо относится к мемориалу и к идее его создания, а традиции и ритуалы, к которым апеллирует Оксана Пак, уже давно не популярны среди корейцев. 

"Но делать из чужой трагедии и чужой судьбы перформанс - идея, на мой взгляд, крайне плохая, - считает кореевед Наталья Чеснокова. - Тут момент, как относиться к табличкам. Если воспринимать их как арт-объект, то можно делать, что угодно. Если воспринимать их как вместилище души (что, по-видимому, не планировалось, но как раз и вызвало резонанс), тогда, да, все сложно, можно только уничтожить, т.к. душа символически "связывается" с местом, куда ее "призвали".". 

С ней согласна и Юлия Дин, кореевед, жительница Южно-Сахалинска: "То, что делает Хюн Док СУ – неправильно и неэтично. И, на мой взгляд, большинство сахалинских корейцев не поддерживают идею мемориала. Все-таки поминальный обряд глубоко личное дело, даже если этот обряд обыгрывается в музее. Решить этот конфликт, просто убрав таблички, тоже нельзя. Куда их собственно денут? Выкинут?". 

Мемориал должен быть разрушен

В январе 2019 года Оксана Пак и еще несколько членов РОО СКподали иск в Анивский районный суд с требованием снести мемориал, как незаконную постройку культурного назначения на земле сельскохозяйственного назначения.

Хюн Док Су в суд не явился, а его представители высказали уже прозвучавшие выше доводы и признались, что не в состоянии разобраться в каждом из семи тысяч имен. Этические требования истцов удовлетворены не были – в апреле суд не счел убедительными их доказательства и отказал им в защите прав и интересов 7231 гражданина. Апеллировали к этической стороне конфликта. По версии истцов, Хюн Док Су поставил поминальные таблички без согласия живущих родственников и опорочил традиции корейского народа, создав четвертую Ви Пи – их может быть только три. 

Оксана Пак считает, что решение суд мотивировано тем, что Хюн Док Су крупный бизнесмен, вкладывает деньги в хозяйство острова, конфликтовать с ним никто не хочет. Якобы поэтому администрация района, где установлен мемориал-музей, также не поддержала ее позицию. Позже она подала еще два иска, но в их рассмотрении было отказано под формальными предлогами.

Новый раунд

Оксана Пак и не думает сдаваться: "Сейчас у меня на руках уже 60 заявлений от сахалинских корейцев, которые требуют упразднения мемориала. Я планирую подать новый иск в суд, обратиться к губернатору области, чтобы он обратил внимание на проблему. Этот туристический аттракцион, который оскорбляет память сахалинских корейцев, нужно снести". 

Анатолий Лим считает, что переубедить или успокоить председателя РОО "СК" невозможно – этот конфликт она воспринимает, как политический между нею и Хюн Док Су, который, по ее мнению, стремится к влиянию на сахалинскую диаспору корейцев.

Сам мемориал-музей с начала конфликта перестал принимать всех желающих. Сейчас сюда можно попасть только в группе и по предварительной записи. Желающих немного. 

Материалы по теме

Наверх

Поделится

Facebook Twitter Google Pinterest Text Email